Последний танец

Мама, открыв входные ворота, пустила меня во двор. Я тащил за собой сломанный велосипед.

-Сынок! Я ухожу в сад. Не оставляй ворота открытыми, скоро корова будет телиться. Мы оставили ее во дворе, т.к. ей трудно ходить по горным тропинкам со стадом.

Успокоив маму кивком головы, я занялся починкой велосипеда.

Несколько раз бегая к соседу за инструментом, напрочь забыл о входной двери.

Наш сад, который был на северной стороне от дома и хозяйственных построек, мы называли яблоневым. Хотя в нем росли и груши, гранаты, инжир, абрикосы и айва.

Когда мама через пару часов вернулась обратно, увидела, что коровы нет. 

-Прости, мама! Это я виноват.

-Конечно прощаю, но корову все равно придется искать. Оставь свой велосипед и пошли быстрее.

Выйдя на улицу, были очень рады и удивлены встрече со старшим братом, выходящим из машины. Он был студентом и приехал на весенние каникулы домой. Услышав о происходящем, брат сказал, что хорошо помнит слова деда: «Весной животные, пощипывая траву, всегда идут против ветра. Сейчас ветер дует с юга, значит нам надо идти к горам с южной стороны».

Переодевшись и взяв полотно, брат пошел с нами в горы. Не дойдя до окраины деревни, мы услышали голоса: «Эй! Вы там деревенские! Здесь, на святой горе отелилась черная корова».

«Это же наша корова! Как же она там оказалась! Быстрее», - поторопила нас мама.

 Святая гора была знаменита тем, что на ней находился большой черный камень с отверстием внутри. По вере людей пройдя через этот проход, они приобретали здоровье, силу, энергию и душевный покой. Старики говорили, что камень изначально был светлым, но после того как через него прошли вереницы народа, оставив там свои боль, страдания, темные мысли, он потемнел. Это святое место было загорожено забором, и имело единственную входную дверь. Территорию всегда охранял смотрящий. Во внутрь не входили не домашние, не дикие животные, словно не видимая тонкая магическая пелена охраняла эту местность и позволяла посещение только людям.

Когда мы добрались до святой горы, нас встретил смотритель и пригласил во внутренний двор. Он с удивлением говорил о том, что поразился как корова могла незаметно пройти до черного камня. Подойдя ближе, мы увидели нашу красавицу, нежно облизавшую своего детеныша.

«Как ты здесь оказалась милая?»- сказала мама. На что корова протяжно замычала и наклонившись к ней лизнула руки. Маленький черный теленочек с белой звездочкой на лбу, усердно пытался встать на свои тонкие ножки и изо всей сил фыркал, освобождая тем самым свой нос от родовой пленки. Нежные хозяйственные руки мамы быстро ему помогли вытереться и приложили к вымени матери. Вкусное мычание и пенка молока на мордочке теленка, радостное толкание коровы по заду детеныша говорили о том, что жизнь идет своим чередом. Так в экстремальных условиях, да еще на святой горе на свет появилось живое существо – черный бычок, нареченный нами Шамо. Прощаясь с нами, смотритель повторял: «Это небесный знак! Радуйтесь! Бычок родился на святой горе!»

Притча про бычка

Я быстро подружился с Шамо. Он стал для меня живой игрушкой, а другие мои увлечения ушли на второй план. Рос он очень быстро и через полгода бодаться с ним и тянуть за собой куда-то становилось все трудней и трудней. Только добрые просьбы и поглаживания по спине и голове давали желаемые результаты. Он спокойно следовал за мной до родника и обратно по узкой тропинке меж соседскими участками. К весне следующего года бычок стал упитанный, игривый и еще более привязанным ко мне.  Его часто не выгоняли на луга, оставляли во дворе, благо в саду было достаточно подкорма.

Для меня была неведанная загадка, когда бык набрав травы, останавливался и начинал ее пережевывать. В этот момент он долго без движения мог смотреть в одну точку, только иногда хвостом отгонял мошкару. Бывало, когда он находился в этом созерцательном состоянии, мы пересекались с ним взглядами и его большие проникновенные глаза насквозь пронизывали и гипнотизировали меня.

Кто же из нас в это время был наблюдателем или изучающим созерцателем? Что видели глаза быка? Что они видели внутри меня? На каком уровне присущем ему сознания он понимал окружающий мир? Я воспринимал его как друга в образе животного. Мне было интересно, кем для него являлся я и вообще человек. Может быть живым существом другой породы, другом, защитником или кем?

Мы никогда на лугах не привязывали Шамо. Он ходил свободно. Бывало я часто засыпал, а проснувшись, всегда видел моего друга рядом. Вся деревня удивлялась, кто кого охраняет и пасет. Проникнуть в мир животного, понять его желания не всегда удавалось. Тем самым загадочность его мира еще больше увлекала меня.

Луг

Я любил поэкспериментировать с домашними животными, показывая их в зеркало. Собака, кошка, куры готовы были разорвать свое отражение в зеркале, а коза вообще разбила зеркало вдребезги и поранила свою морду. Ну что скажешь, думал тогда после таких моментов: «Не сознательные они раз не понимают, что это лишь их отражения». Хотя есть и люди, которые не довольны своей внешностью, обвиняют в этом зеркала. Плюют на них и даже ломают. Что же тогда думать о них?

Я решил больше не лезть в философские размышления, а продолжить свой опыт. Когда дома никого не было, я сначала покормил быка яблоками, морковью и грушами, а затем надел на его голову свою шапку и привязал на шею цветную ленточку.  Вынес из дома большой трельяж с зеркалами и поставил во дворе. Подвел быка, а сам отскочил в сторону от греха подальше. Шамо отображался во весь рост как в 3Д. Он долго осматривал себя со всех сторон без агрессии и топанья копытами. Затем одним махом головы скинул с себя шапку что она оказалась у меня на голове. Потом повернувшись ко мне мордой, стал медленно качать головой из стороны в сторону, словно говоря: «Ай, ты проказник! Ты на что надеялся? Что я разобью себе морду, согну рога или буду землю рыть. Нет, дружок! Не надейся на это. Лучше быстрее отнеси трельяж в дом, а то скоро вернуться твои родители, тогда тебе точно не здобровать».

 Я понял, что с быком все нормально. Как говорят в народе у него все дома, а вот над собой я задумался.

Каждое утро бык будил нас своим голосом. Давал понять, когда хочет пить или есть. Реагировал на разную музыку. Особенно ему нравился аккордеон. А случившееся через месяц событие точно убедило нас, что Шамо не простой бычок как говорил смотритель, а меченый, знаковый. В полночь, когда все были в глубоком сне, раздался его громкий рев и топот. Мы выбежали из дома во двор и стали наблюдать за непривычным поведением быка. Папа старался его успокоить, мама принесла воды, но он не унимался. Только через несколько минут раздался сильный треск и рухнула стена дома. Это было землетрясение. Мы поняли, что Шамо спас нас от неожиданных бед. Моя привязанность и любовь к нему стала еще больше.

Прошло еще два года. Брат окончил институт, и наша семья стала активно готовиться к его свадьбе. Во дворе собралось много людей. Кипели самовары, играла музыка, веселье набирало обороты.  Мясники точили свои большие топоры и острые ножи. В саду готовилось место для резки быка. Бык стоял безмятежно, обвешенный колокольчиками и ленточками, намазанный свежей хной, наблюдал за суетливыми хождениями людей. Уже второй день его не кормили. Такой был порядок, чтобы очищалось внутренность животного. Я бегал и веселился с другими ребятами даже не осознавая, что приближается смерь моего друга. На что я надеялся, что свадьба может обойтись только чаепитием и танцами. Все я знал. Только бывает, что мы становимся рабами забвения и принимаем все происходящее как должное. Порой даже не размышляем, что-то внести, что-то изменить, присмотреть другие варианты, а тупо повторяем тысячелетние поступки других людей.

И тут раздался голос мясника из сада: «Хозяин пора. Мы готовы. Ведите быка». Отец взял за ленточку и повел его за собой в сад. Но бык не остановился, а прошел чуть дальше на луг, находившийся рядом. Никто не мог осмелиться остановить это величавое животное. Шамо посмотрел вокруг, потряс своими колокольчиками и повернувшись ко мне стал кивать головой как он обычно делал, когда пропускал меня вперед. Я не понял сразу куда он меня приглашает и замешкался на месте.

 Бык издал дикий рев приведя всех в напряжение и сорвавшись с места стал делать круги по лугу.  Останавливался и поднимался на дыбы, озираясь вокруг как бы кого-то дожидаясь, может быть своего тореадора, а может быть своего друга? Никого не было рядом. Потоптанный вокруг луг. Наблюдающие со страхом издалека людские глаза и выигранный этот миг, отделяющий его от смерти для последнего танца. Кто еще готов выполнить так последний свой осознанный танец? Тишина… Тишина…

-Тогда не медли Шамо! У тебя только миг между жизнью и смертью. Что может быть сейчас лучше колокольного звона, внутренней музы и напряженной земли под ногами, как барабанной шкуры. Станцуй свой последний танец.

И он танцевал. Как он танцевал?! Стремительные скачки с места, повороты, прыжки, тряски телом. Наконец бык успокоился, встал в центре луга и помахал головой как бы напрашиваясь на аплодисменты зрителей. Снова тишина.

-Шамо! Ко мне, пора! - произнес отец.

 Он имел право сражаться за свою жизнь. Напасть на хозяина, ведущего его на смерть и на предателя –друга. Но Шамо, изящно, тонко завершив свой последний танец, подошел к отцу, лизнул его руки, потом нежно толкнул меня в грудь в область сердца. Дыша учащенно, словно передавал: «Не забывай меня мой друг!»

Бык

Наши глаза пересеклись. Не может быть. С глаз моего друга, как и у меня ручьем текли слезы. Он повернулся и пошел в сад, где ждали его острые ножи и топоры.

-Куда ты идешь Шамо? Там тебя… Мой друг! Куда вы его ведете? -опомнился я.

Бык впервые не обернулся на мой голос, а продолжил свой путь дальше.

Я побежал из дома. Мне хотелось вырваться из этого пространства, из этой реальности. Бежал изо всех сил пока не достиг дома родственников в другой деревне.

В эти минуты моя боль обжигая меня, съедала, уносила куда-то в неведомые грани страдания и очищала сознание, просветляла темные углы моего бытия. Приводила в мой внутренний мир новый свет, новые порядки и понятия.

-Что тогда я не так сделал?

-Может быть надо было отпустить его?

-Да, хорошо, но куда бы он подался? На луга, на горы. И сколько дней он смог бы там существовать? Стая волков за считанные часы оставила бы от него рожки да ножки.

Получается тело его стало бы все равно пищей для других.

А если бы даже с ним никто не смог справиться, пришло бы время его естественной смерти и тело стало бы пищей падальщиков, а грибы паразиты свели на нет последние частицы. Земля поглотила бы его в свои глубины.

Пути разные, но исход один. Бык служит пищей, также как природа служит пищей для него. Может быть тогда нам нужно принимать это и благодарить окружающий мир за содержание нашего тела в этом круговороте. Сегодня мы существуем на этом уровне развития эволюции. Завтра поменяется наше сознание, и мы перейдем на другое питание. Человечество нашло много разновидностей энергии и возможно для нас настанет время новой пищи- космической праны.

-Если бы его не разрешать резать?

-А что изменилось бы? Под нож пошли бы десяток овец и сотня курей. Суть дела бы не изменилась.

- Остановить тогда свадьбы и рождение новых человеческих душ?

-Мельница водяная работает благодаря потоку воды. Наше общество людское получает пишу из окружающего мира. Такой уровень нашей эволюции. Отказаться от привычного можно только с появлением новых возможностей. Придет момент убивать не только животных, но и растения станет кощунством. Тогда и мы будем совсем другими. Мы не сможем остановиться, пока высший разум не проникнет во все темные, твердые углы нашей планеты, нашего тела и сознания. Тогда поднимется наш резонанс до высшей октавы абсолюта.

-А почему тогда не станцевал с быком? Он же тебя приглашал.

-Потому что бык танцевал свой последний танец, а я еще был не готов. Может быть он жил на уровне своего сознания выше и глубже чем проживаем мы. Принял свою смерть без агонии, тихо, сам шел под плаху. Понимал свое служение человеку и осознавал водоворот жизни. Может быть даже принял свой последний час не как смерть, а как перерождение его души в более осознанное существо. Это есть его эволюционный путь. Он был готов и станцевал свой последний танец –танец новых рождений, новых переходов. А вы готовы принимать свою смерь осознанно, с пониманием, что нет смерти, есть лишь момент изменения физической оболочки, момент новых витков познания пути бесконечности? Нет! Не готовы! Поэтому идем через тернии, остановки, мучения, боли, терзания своей души. Когда-то наступит момент, что творящая энергия проникнет до последней частицы тела земли, осветит белым, золотистым светом и   наше тела станут в тысячи раз легче. Разрушится темная плотность материи, не позволяющая нам резонировать в такт музыки абсолюта. Вот тогда мы засияем как солнечные лучи освещая темные планеты вокруг себя. 

Плакал. Долго плакал в доме родственников в другой деревне. Плакал в своей тишине горько, глубоко и от всей души. Вспоминал как в теплые времена на лугах прижимался к спящему быку и сам засыпал. Как читал ему стихи и пел, на что, расширив глаза четко реагировал Шамо.

Наш глубокий искрений плач очищает нас, делает чище и сострадательнее. Слезы быка демонстрировали, что он умеет чувствовать радости и печали.

Как насчет того чтобы принимать все как данное?

Это, наверное, самое сложное. До этого надо долго расти. Все что происходит в моей жизни ведет меня к этому принятию. Надеюсь приду к этому скоро.

Нет плохого и хорошего. Есть то, что есть.

Цветы

Мать с братом возвращали меня домой. «Посмотришь нет ничего что могло бы тебе напомнить события прошлой недели» - успокаивали меня родные.

-Ну, да. Не хотим ранить тебя, убрали все: голову, ноги, шкуру, колокольчики, ленты, все внешнее. Но откуда вам знать, что осталось внутри меня. Вы это сможете убрать.

Все шло своим чередом. Друзья играли на поле. Младший братик с сестрой строили шалаш под тутовым деревом. Молодая жена брата создавала из цветов свои икебаны.

 Растрепанный петух кукарекал на весь двор и округу: «Кукареку, кукареку! Слушайте меня! Из веков в века глашатаем начинающего дня являлись мои потомки. А я продолжаю их славные дела. Не поддавайтесь другим приходящим голосам! Я являюсь истинным служащим вам предвестником буднего дня. Так было, есть и будет!»

Говорят, во время свадьбы один из гостей хотел цыпленка табака и показывал на этого сочного петушка.  Однако никто не смог его поймать, только изрядно потрепали.

-Кукареку! Свершайте свои дела. Созидайте! Творите! Начался новый день, не упускайте свое время, свои возможности творить свой последний осознанный танец.

Есть вопрос?

Напишите мне

УНИКАЛЬНЫЙ МЕТОД ИСЦЕЛЕНИЯ ДУШИ И ТЕЛА

ПОМОЩЬ В РЕШЕНИИ ЖИЗНЕННЫХ ПРОБЛЕМ 

ВОСТОЧНЫЕ ПРАКТИКИ

ПОИСК СЕБЯ И СВОЕГО ПУТИ

Email
sezgezel@mail.ru
Адрес
Воронеж, жилой массив Олимпийский, д.17